• Прямая речь

Вход в систему

Регистрация  Забыли пароль?

Архив

Прямая речь

Сообщения за октябрь 2011 года

Страницы:   1 | 2 | 3 | 4  
23 октября 2011 Комментарии 3

 Часть 2.  В сборной Николая Карполя

Дебют во взрослой сборной пришелся у меня на сезон 1995 года, участвовала во всех соревнованиях, но на площадке практически не появлялась, так как участвовала параллельно и в молодежке. Стала бронзовым призером молодежного ЧМ по 1975 г. рождения, то есть, U-20 как сейчас принято. После него сразу со сборной отправилась на «Гран-При», а позднее на чемпионат Европы, где мы стали третьими – начало неудач тогдашних, потом последовало 4-е место на Олимпийских Играх 1996 года.

Но я считаю настоящим дебютом  четвертьфинал Атланты-96 с Голландией.  Бурный прогресс начался сразу после этого. «Гран-При» в тот год был после Олимпиады – нонсенс, конечно...  Там я полноценно заиграла в составе «от и до», появились тучи азиатских поклонниц, долгие отъезды из дома и напряженная подготовка и участие в разных соревнованиях. Тогда этот ритм не пугал нисколько – это то, к чему я себя готовила с ранних лет, понимала, что по-другому и быть не может, не позволяла себе играть плохо или плохо тренироваться. Раньше это воспитывалось, я видела, как это делают старшие, как тяжело им, у меня ничего не болело, я готова была к большим физическим нагрузкам и никогда не жаловалась, принимала все как должное.  Позже пришли и травмы, и тяжелое упорное восстановление, желание вернуться, снова выигрывать и играть, играть много, и учиться всему, что видела, а еще желание понять, как это делают другие, самые лучшие.

1997й

1997 г.  Серия встреч с Японией. Пытаюсь подняться после защиты…

 

В составе сборной доиграла до 2002 года.  Окончив этот сезон, решила для себя, что стою на месте, не развиваюсь так, как хотела бы. Для тренера в тот момент я была уже отработанным материалом, начала я рано, как и Артамонова, Тищенко и многие другие. В 2001 году перенесла первую операцию на колене. Оказалось, что играла с травмой около двух лет, хотя она была получена мной еще при игре за японский клуб в 1999 году, продиагностирована, но результаты от меня были скрыты. Н.Карполь же моей маме сказал тогда: если Лене сделают операцию, то она уже не сможет прыгать так, как раньше. Не до конца восстановившись после операции (повреждение переднего креста), я отыграла в 2001 году чемпионата Европы в Болгарии, как оказалось, последний, который смогла выиграть сборная России. Долго мучило меня больное колено в Турции, куда Карполь направил меня в аренду, играть за турецкий «Эджачибаши». Туда я уехала, даже не заглянув к родителям в Екатеринбург после окончания чемпионата Европы.  Вот такой график – бешеный, нескончаемый, тяжелый!  Началось все с колена, в мае по окончании сезона, я, наконец, выбралась в Екатеринбург, где нужно было сдать госэкзамен и защитить диплом. Николай Васильевич не отпустил меня со сборов, и я самовольно покинула расположение сборной и закончила-таки институт. Мало ли что может случиться в спорте, да и не начинать же серьезную учебу вот сейчас – когда игрок заканчивает волейбольную карьеру.  Я уже тогда ощущала, что в вуз надо идти не за «корочкой», а за настоящими знаниями, которые тебе пригодятся в жизни.  Всемирно известный наставник на собраниях сборной долго порицал меня за это: «Гляньте-ка, Година стала учительницей, ну пусть берет ручку и идет в школу! Она не понимает, что здесь для нее всё! А там ничего!»  Эти фразы навсегда в моей памяти…

Как известно, знаменитый тренер не прощает своеволия, принципиального несогласия – в его практике такое случалось считанные разы. Постепенно меня стали не замечать, не подпускать к площадке, подвергали наказаниям и штрафам, ну и венцом всего этого стало, что меня «продали» (слова Карполя) в Азербайджан, как продавали многих, якобы, устраивая их судьбы. Достаточно вспомнить «хорватку» Марию Лихтенштейн, «азербайджанку» Инессу Емельянову (Коркмаз), перешедшую потом в турецкий чемпионат, – это только первые воскресшие в памяти примеры.  Мне такое отношение  было не по душе. Оставаться в «Уралочке» я больше не могла. Год без волейбола, дисквалификация от ВФВ в родной стране...  Последовал вынужденный отъезд в Испанию – только клуб из Тенерифе взялся тогда помочь мне и предоставил возможность хотя бы тренироваться. Тогда мне было всего 25!

DSC02508

Вопрос на засыпку:  играла ли я в пляжный волейбол? И да, и нет.  Разве что вот так баловалась, отводила душу на песочке под солнышком…

 

Из наиболее яркого в той сборной, конечно же, вспоминается Олимпиада в Сиднее. Там мне исполнилось 23 года, все участвовавшие в Играх российские спортсмены тогда жили как одна семья, мы переживали, болели друг за друга, делились каждой новостью. И тот день рождения незабываем! Много подарков, пожеланий, дружная команда, мы жили одной целью все эти три недели! Четвертьфинал с Китаем, который мало кто помнит, выиграли 3-0, но что это была за игра! Мы их бьем, а они улыбаются нам в лицо – они до самого последнего розыгрыша не отдавали нам победу. И вот в 3-й партии мы проигрываем 21-24!  Все-таки вырвали тот сет и матч! Но, уверена, что проиграй мы третий сет, игра могла сложиться по-иному. Тогда, именно в той игре я стала чувствовать, что я могу, что я верю, и мне ничего не страшно, тогда, считаю, я стала игроком, настоящим. И помогла мне КОМАНДА, те, кто был рядом, и даже на скамейке запасных. Когда нет права на ошибку, когда на тебя надеются все, и те, кто дома. И поняв это, я не ошиблась… и мы победили!

Уезжая в Сидней, нас провожали журналисты, родные, болельщики, мы уезжали из Екатеринбурга. В аэропорт нас везли на автобусе, в сопровождении ГАИ, и в аэропорту было прощание в VIP-зале. Меня всегда провожали родители, и когда мне было 10, и 17, и тогда в 22 года. Но автобус трогается, впереди и сзади машина сопровождения, родителей уже не пускали ко мне, меня увозят… И тут мой папа – у нас тогда только появилась иномарка «форд» – включил фары и резко вклинился в колонну прямо за автобусом, между машинами сопровождения. Никто разбираться не стал, и так мы поехали: я сижу на заднем сидении автобуса, машу папе в окно, он за рулем, волнуется, когда мигалки несутся на красный свет, а он не отстает от кортежа, мама хмурит брови, но не теряет самообладания… Потом тайком, без пропуска, почти внаглую, родители въехали за нами, попали в VIP-зону, а после пришли и на пресс-конференцию. Тут надо понимать, когда при Карполе никуда не пускают, ничего не позволяют, это было большой спонтанной удачей – проводить меня почти до самолета в Москву. И когда были уже пройдены последние процедуры, я оглянулась, а они вдвоем стоят и машут мне руками, улыбаются, но на лицах была такая тревога, как будто на войну меня провожали… Потому что понимали всю эту ответственность, они жили и живут моей судьбой, и пытались помочь или защитить что ли… В общем, я расплакалась, а они зашикали, как в детстве: «Перестань!»  И говорят: «Давай, иди, возвращайся с медалью! У вас все получится!»

Вот как после этого можно плохо играть, не стараться, не знать, что ответить после поражения, не отдать всю свою душу на площадке? Думаю, что мне очень повезло, ничего бы не было в моей жизни, если б не было моей семьи!

Продолжение следует

Комментировать
Нравится
20 октября 2011 Комментарии 5

 Елена ГОДИНА:  Знаменитая волейболистка Елизавета Тищенко-Брахт не первый год работает в отделе телевидения и маркетинга FIVB. Наша беседа о предложении друг другу своего рода информационного сотрудничества, тут же переросла в небольшую дискуссию по наболевшим вопросам как российского, так и международного волейбола.  Памятуя о выступлении сборной на чемпионате России, мы затронули тему подготовки молодых волейболисток для резерва не только клубов, но и сборной. Лиза вспомнила о своем недавнем интервью в «Спорт-экспресс» и конкретизировала свою точку зрения о том, что не только на методиках Николая Васильевича Карполя учился весь мир.  Общими усилиями выработана система подготовки и обучения кадров. За рубежом немало сильных и известных специалистов волейбола обогатили тренерскую мысль.  Наряду с особенностями той или иной тренерской школы существуют общепринятые базовые принципы. 

Хочу заметить, что даже прекрасная подготовка резервов не гарантирует «вечных» побед на взрослом уровне. Это тоже надо сознавать.  Спорт есть спорт.  Перед нами совсем недавний пример серии успешных выступлений женской сборной Голландии под руководством Авитала Селинджера. Напомню, что в распоряжении Селинджера несколько лет подряд находились почти все игроки сборной Голландии в руководимом им клубе «Амстелвеен». Причем это решение сопровождалось постоянным совмещением должностей Селинджера как главного тренера клуба, так и сборной команды. Это вывело сборную Голландии в число ведущих команд мира.  Но, к сожалению, и этот метод исчерпал себя, так как молодежи много не прибавилось, а те игроки, которые составляли мощный костяк сборной Голландии, особенно на последнем чемпионате Европы, в силу многих причин уже не показывали уровня, достойного наград первенства. После чего совсем недавно последовали кадровые перестановки в штабе команды.

 Мы помним резкий прогресс в конце 90-х итальянского волейбола. Хотя клубный волейбол в Италии еще раньше был одним из самых сильных в Европе и мире. Опыт национального чемпионата, постоянная открытость к обучению и преобразованиям вылилась в сенсационные успехи сборной. Однако сейчас мы наблюдаем и в Италии упадок. Большинству игроков сборной уже за тридцать, а ближайший резерв пока не способен решать высокие задачи.  Хотя итальянские девушки, наряду с Сербией, выигрывают массу соревнований своего возраста.

 

Описание: C:\Users\digital\Desktop\pereval\serb4.jpg

У  диагональной Йованы Бракочевич в детстве дома висел плакат ее волейбольных кумиров братьев Грбич, выросших, как и она, в небольшом городке Зренянин. Под неусыпным взором земляков-чемпионов девушка быстро доросла до уровня сборной Сербии и в свои 23 года доставляет огромную радость соотечественникам и лично президенту Федерации волейбола Сербии Александру Боричичу (на фото)

 

 Анатолий ПОЛЯКОВ:  Подхвачу эстафетную палочку.  Есть еще такой своеобразный феномен, как американский волейбол.  Как известно, его особенность заключается в том, что в США нет полноценного чемпионата страны, – его отчасти заменяет студенческое первенство (NCAA), – а кадры для сборной откуда-то берутся.  Причем давно – не одно десятилетие.  Все началось в мужском волейболе, где основы всего сущего заложил знаменитый тренер Даг Бил, но и женщины ведь подтянулись со временем! Молодые, неизвестные волейболистки «засвечиваются» сразу в национальной сборной, как Хукер, Алиша Гласс, Ходж (список последних «звезд» можно продолжать), или приезжают в Европу, где тоже обнаруживают прекрасную техническую и тактическую подготовку, сразу утверждаясь в основном составе достаточно сильных итальянских клубов.  Насколько мне известно, в США тоже действует свой волейбольный «инкубатор» по воспитанию волейбольных кадров.  Не помню точно где – то ли в национальном спортивном центре в  Анахайме (Калифорния), то ли где-то в штате Колорадо. И  выучка волейболисток по стандартной схеме настолько хороша, что они собираются незадолго до крупных международных соревнований все вместе из разных стран и быстро находят общий язык.  Такое впечатление, что тренер Хью Маккатчеон собирает «пазл» из любого материала.  Как здорово атаковала и, особенно, подавала Николь Фоссет, проведя один сезон в российском чемпионате! А она, между тем, крайне редко попадает в основной состав сборной США.  Вывод из этого американского пример простой:  масса волейболисток обучены по современной, стандартной методике  в юниорском возрасте.  Их извлекают на свет Божий, бросают в пекло волейбольных сражений, и они самостоятельно барахтаются вдалеке от родины, героически преодолевают трудности роста.  Конечно, тут еще сказывается американский менталитет, стрессоустойчивость.  Вот посмотрим в этом сезоне в итальянском чемпионате на новеньких талантов из США – высокорослую доигровщицу «Скаволини» Аликс Клинеман и пасующую «Бусто Арсицио» Карли Ллойд.  Их клубы, кстати, в субботу играют между собой, но обе эти волейболистки сейчас помогают своей сборной на Панамериканских Играх в Гвадалахаре.  Туда поехал второй состав сборной США, составленный как раз из перспективных волейболисток.

Елена ГОДИНА:  Вернемся к российскому волейболу. Лиза Тищенко вспоминает, как при «Уралочке» была  налажена работа детских спортивных школ, эта система работала тогда во всех крупных республиках, областях и городах бывшего СССР. Но, замечу, что эта система была выстроена в основном на государственные деньги, которые распределялись для спортивных обществ, которые и поддерживали существование детских спортшкол.  В дальнейшем их воспитанницы попадали в Училища олимпийского резерва, и далее шло распределение по командам соответствующих территориальных образований. Финансовыми ресурсами спортивных обществ являлись взносы граждан в профсоюзы соответствующих организаций. Теперь в стране совершенно другие бюджетная и налоговая система, произошли изменения во всех производственных и социальных сферах. Но ресурсы есть. Другое дело, насколько эффективно они используются.

 И вот здесь, на мой взгляд, есть решение, не подразумевающее под собой кардинальных изменений в системе работы ДСШ. Стоит подумать о том промежуточном этапе, когда выпускницы спортшкол начинают свое выступление за команды низших дивизионов и молодежных команд. Именно здесь начинается та пропасть, которая разделяет уже сформировавшихся игроков с теми, кто еще не потерян, а только начинает первые шаги в большом спорте. Юные игроки попадают в команды к низкоквалифицированным специалистам, которые, к сожалению, не могут вывести даже самых талантливых на новый уровень игры.  Не нужно забывать, что волейбол – командная игра, и это большое счастье, что Николай Карполь вовремя обратил внимание на талантливую девочку Катю, играющую за челябинский «Метар», и взял ее работать в свою команду. Совсем юную девочку, из которой он воспитал нашу с вами общую гордость, игрока, которого знает весь мир, и которую FIVB и Лизин отдел первой включили в свой проект супергероев волейбола.

Очень мало, к сожалению, осталось таких специалистов, которым было бы по силам воспитывать будущих игроков экстра-класса в  возрастном диапазоне от 15 до 18 лет. Пример тому, Сергей Овчинников, работавший с фарм-клубом «Динамо»,  в котором в это время играла Таня Кошелева и много других игроков, которые впоследствии разошлись по ведущим клубам страны. Кошелева и Овчинников продолжают свое сотрудничество в краснодарском «Динамо». Но на место Овчинникова и Кошелевой должны прийти другие люди, должно быть постоянное обновление и преемственность, открытость к постижению нового, как со стороны игроков, так и тренеров.

Поэтому мы, люди, работающие для продвижения волейбола, должны проводить как можно больше мероприятий для объяснения технологии понимания того, из чего составляется игра. И направлены они должны быть не только на воспитание нового поколения игроков, а, в первую очередь на развитие, если хотите, переподготовку, тренеров. А эти мероприятия должны проводиться при поддержке и организации со стороны ВФВ. Здесь наши задачи с Лизой немного разнятся, ведь она работает на самом высоком уровне организации волейбольного процесса, а я буду пытаться укреплять его снизу, в нашем российском родном волейболе.

 

Описание: C:\Users\digital\Documents\italia\beltrami3.jpg

Когда Елена Година в 2005 г. играла в итальянском «Кьери», Алессандро Белтрами возился с детишками.  Сейчас он тренирует выступающую в серии А1 взрослую команду «Кьери», будучи на 8 лет моложе диагональной А.Зетовой.  В свои 30 лет Белтрами с юношеской пылкостью инструктирует волейболисток. В ходе тайм-аута в матче открытия сезона с Бергамо его подопечные хохотали до упада над одной из шуток тренера с серьгой в ухе и модной молодежной прической.  Тут есть над чем задуматься – вряд ли это тренерский гений, но система подготовки кадров в Италии дает «добро» столь молодому наставнику

 

Анатолий ПОЛЯКОВ:  Мне трудно судить о деталях подготовки волейбольных резервов – как в СССР, так и в России.  Вы, Елена, знаете российские особенности изнутри, поскольку прошли через все это в 90-е годы.  Вам и карты в руки, что называется... Поэтому я поделюсь общими соображениями, которые могут родиться в голове любого пытливого болельщика со стажем. Тут, мне кажется, нужно различать два уровня воспитания кадров.  Базовая подготовка (до 15-16 лет) и последующая стадия перехода во взрослый волейбол, которая иногда растягивается надолго, а иногда сжимается до предела, как это произошло совсем недавно с моей любимицей Татьяной Кошелевой.  Соответственно, есть недостатки, пробелы в базовом волейбольном образовании, а есть трудности, препятствия при адаптации молодого игрока к игре на высшем уровне, во взрослом волейболе.  Причем и в том, и в другом случае речь идет не о частностях, а о широко распространенной проблеме.  Вот Вы упомянули пример плодотворного сотрудничества С.Овчинникова и Т.Кошелевой в фарм-клубе «Динамо», а я на правах очевидца десятков матчей Татьяны скажу Вам, что она начала сносно принимать лишь в 2009 году.  А до этого на приеме мяч от нее отскакивал не совсем туда, куда нужно было связующим «Заречья», где она играла.  Не знаю, какую роль тут сыграл тренер клуба В.Панков, но в упомянутом году Татьяна вдруг начала серьезно прибавлять на приеме подачи, а соперницы постепенно перестали метить в нее с 9-метровой отметки.  Думаю, в данном случае сказался ее характер – разозлилась на собственное несовершенство и упорно занялась искоренением недостатка! 

Однако говорю я это Вам с единственной целью:  даже тренер с прекрасной репутацией не смог научить или заставить – как хотите – юную и уже талантливую доигровщицу качественно играть на приеме, когда ей было 15-16 лет!  Какой спрос тогда с других наставников подрастающего поколения? Почему так происходит? Это повсеместное явление – приоритет атаке при забвении многого другого, в первую очередь, приема и тактической подготовки? Даже Карполь криком заставляет волейболисток «Уралочки» двигаться в ходе игры, а не стоять на месте!  А они это должны уметь делать автоматически – с юного возраста.  Мне кажется, что у нас в стране извечно сидит превратное представление о волейболе, как об игре, где надо всего лишь научиться наносить мощный атакующий удар.  Такая в России генетика волейбола!  Может, надо начинать менять представления детских тренеров о современном волейболе? А дети подтянутся?   Вы, Елена, в разных странах играли и краем глаза видели, чему и как учат детские тренеры…

Продолжение следует

Комментировать
Нравится
18 октября 2011 Комментарии 1

 Волейболистка Юлия МОРОЗОВА в наступающем сезоне испытает широкую гамму новых чувств.  Для нее, прикипевшей душой к родному Челябинску, московское «Динамо» – не просто новый клуб, а столичная команда!  Москва – не точка пересечения волейбольных маршрутов, а место постоянной дислокации.  И пусть пока огромный мегаполис сжался для этой миловидной уралочки до размеров спорткомплекса «Луч», где она в основном и проводит «домашнее» время вместе со всей командой, столица давит со всех сторон своими размерами, интенсивным ритмом жизни, от которой вчерашним провинциалам поначалу хочется убежать, да некуда!  Впрочем, спортсмены живут в своем особом внутреннем мире, где все подчинено высшим достижениям:  распорядок дня, питание, тренировочный процесс.  И в этом смысле принадлежность к столичной команде мало чем отличается от организации труда и быта лучших провинциальных образцов, коих немало. 

В начале сезона любой новобранец команды всегда интересен болельщикам.  А блокирующая «Динамо» и сборной страны – новый человек для столичного волейбола, привыкшего в последнее время больше наблюдать за перемещениями игроков на короткие дистанции.  Из Москвы в область и в обратном направлении.  К тому же Морозова сразу же получила в «Динамо» капитанскую повязку!  Понятно, что новичка, каким бы «звездным» статусом он не обладал, не выберут капитаном команды в новом коллективе.  Юлию и не выбирали – руководство назначило.  Но что-то в ней разглядели руководители клуба, раз Борис Колчин объявил сей вердикт… 

Вот сколько сразу набирается причин для того, чтобы познакомиться с этой эффектной блондинкой, как охарактеризовала Морозову Елена Година в одном из своих материалов данного сайта.  В беседе с  новоиспеченной москвичкой  обозначены несколько крупных тем, а остальное – вопросы по мелочам.  

 

Описание: C:\Users\digital\Desktop\vladi\moroz2508-11.jpg

Жизнь профессионального спортсмена нельзя назвать беззаботной. Проблемы сваливаются и на  красивую голову Юлии Морозовой

 

КРАСИВЫЕ КРОССОВКИ ИЗ-ЗА «БУГРА»

Всегда всем любопытно узнать, как человек пришел в волейбол – мама за руку привела;  тренер на улице остановила;  в школе приметили…  На самом деле,  вариантов может быть больше, но в случае с Юлей Седовой остановимся на последнем – он верный.  В обычную челябинскую школу пришла женщина, выбиравшая высоких девочек для серьезных занятий волейболом.  А поскольку Юля по высоте на тот момент опередила в классе не только девочек, но и мальчиков, на нее первую пал взор.  Вероятно,  облик Юли внушал уверенность, что из этого ребенка что-нибудь получится.  Одного вопроса «хочешь волейболом заниматься?» женщине показалось  недостаточно.  И она принялась расписывать 9-летней челябинской школьнице прелести жизни спорта высших достижений.  Нарисовав словами не абстрактную картину, а вполне конкретную:   моя дочь занимается волейболом, ездит на соревнования за границу, привезла такие красивые кроссовки из…  Стоп!  Вот эта последняя часть фразы, по признанию Юлии Морозовой, ныне игрока российской сборной,  тогда произвела особое впечатление на третьеклассницу Юлю Седову.  Иметь красивые, модные кроссовки  – это в глазах ребенка почти несбыточная мечта для реалий  1994 года.  Но сладкоголосая женщина обещает, что она сбудется!  Для начала надо только заполнить анкету и прийти на первую тренировку.  Что и было сделано.  Пошли тренировки два раза в неделю.  А с пятого класса они участились – упорная девочка втянулась в процесс,  и игра стала получаться!   Но ради будущих успехов приходилось вставать в шесть часов утра и в полусонном виде отправляться на троллейбусе на тренировку, которая начиналась в 7.30 утра.  А потом – занятия в школе, после которых в 3 часа дня – еще одна тренировка, до шести вечера.  «Все детство:  школа – зал – троллейбус», – подытоживает с улыбкой блокирующая «Динамо».  Знакомая картина для всех спортсменов – с небольшими вариациями в зависимости от вида спорта. 

 

Описание: C:\Users\digital\Desktop\vladi\sedova-save.jpg

Прежние навыки доигровщицы помогают Юлии не теряться в трудную минуту и в защите

 

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ДОИГРОВЩИЦА

В 15 лет Юлю Седову перевели к тренеру Николаю Сурогину.  Это было уже на подступах к взрослому волейболу.  Челябинская команда «Автодор-Метар» балансировала между суперлигой и высшей лигой.  Проблемы с финансированием не позволяли привлекать самых известных игроков. Поэтому курс на местных воспитанниц выглядел естественным.  Вряд ли можно говорить об ожидании второй Гамовой – такие громадные таланты рождаются не только в Челябинске, но и во всем волейбольном мире раз в …цать лет.  Но подпитка способными юными волейболистками у «Автодора» была.  Юлия Седова в числе подающих надежды присоединилась к взрослой команде в 16 лет.  В 17-18 – уже играла в Суперлиге.  Доигровщицей.  В какой-то момент пришло ощущение, что нет прогресса.  «Замах сломался», – объясняет Юлия тот профессиональный тупик, в который она попала при переходе из юниорского во взрослый волейбол.  Если добить мяч до пола в игре – проблема, то для доигровщицы остается уповать на два других элемента – блок и прием.  «Держали только из-за приема. В нападении не получалось. Стояла в глухом запасе...» – вспоминает она свой переходный период.   «Я бы себя не нашла, и уже почти опустила руки, когда в 2006 г. тренером в Челябинск пришел Евгений Лапшин.  Благодарна ему за то, что он меня переделал.  Сказал:  «Ты такая рослая, давай попробуем поиграть блокирующей». 

 

Описание: C:\Users\digital\Desktop\vladi\mor-kim.jpg

Блок остается любимым делом Ю.Морозовой.  А наибольшее удовольствие она получает, «зачехлив» лидера атак соперниц.  Например, кореянку Ким Ен Кун

 

Чутье тренера не подвело.  С этого момента в жизни Ю.Седовой все стало меняться в лучшую сторону.  Причем стремительно!   «Раз блочок поставлю…  Два…» – вспоминает она с мечтательным выражением лица свое триумфальное шествие после перемены амплуа.  «Сезон отыграла блокирующей, и меня уже в сборную вызывают!  На блоке по статистике оказалась в чемпионате второй или третьей...  Никогда не ожидала, что буду играть в сборной», – подытоживает Юля эту счастливую страницу своей волейбольной биографии.  По собственному признанию, тогда в Челябинске при переходе из одного игрового амплуа в другое она поняла, что в жизни нельзя опускать руки.  Переквалификация не просто спасла Седову-волейболистку, но и дала российской сборной палочку-выручалочку на приеме.  Как только у номинальных доигровщиц не идет игра, тренер вспоминает о былых навыках Морозовой.  Недавнее, не очень радостное прошлое на позиции доигровщицы не стерто в памяти, а помогает демонстрировать завидную универсальность.  Блокирование всегда оставалось ее козырем, умение играть на приеме проявляется по необходимости, а вот в атаке она прибавила в самое последнее время.  Заставила себя забыть о былых трудностях с замахом и стала впечатывать мяч в пол столь же уверенно, как это делают лучшие блокирующие мира.  Вдобавок к всегдашней собранности выработалась психологическая устойчивость.  Как итог развития в новом амплуа –  Юлия Морозова названа летом 2011 г. на «Гран-При» лучшей блокирующей этих коммерческих соревнований!  Изматывающий турнир с перелетами из одной азиатской страны в другую  стал этапным событием для волейболистки.  На уверенную игру россиянки многие специалисты обратили внимание.  Совсем недавно защищавшая честь России Елизавета Тищенко после «Гран-При» выделила именно ее:  «Очень понравилась Юлия Морозова, она оставила очень хорошее впечатление».   Другая бывшая волейболистка российской сборной Инесса Коркмаз тоже адресует комплимент блокирующей:  «А вот вернувшаяся после перерыва Седова мне очень нравится!»

 

Описание: C:\Users\digital\Desktop\vladi\moro.jpg

Юлия – человек коллектива.  На «Гран-При» всегда старалась завести подруг по команде…

 

БЛИЦ-ОПРОС КАПИТАНА

– Чем запомнился дебют в сборной?

– Это было на открывающем сезон сборных турнире в Монтре в 2007 году.  Все для меня в диковинку!  Представляете, при поступлении в институт физкультуры писала сочинение на тему о моем кумире – это была Катя Гамова, – а тут она рядом со мной, в одной команде!..

– Тренеры сборной чему-нибудь научили?

– Конечно. И блочок прибавился, и в физике поднабралась…

– В какой стране сборную России больше всего любят?

– В Китае. И российский волейбол любят и, особенно, Катю Гамову.

– Какой матч в карьере запомнился больше всего? Точнее, когда удалось показать игру, которой можно гордиться?

– Из последних – с Голландией недавно на чемпионате Европы в Италии.  Еще в память врезался проигранный матч  с Польшей на чемпионате Европы 2009 г.  Иногда так бывает, что даже после поражения трудно себя в чем-то упрекнуть.  Вот тогда у меня было какое-то особое состояние – многое получалось…

– Если бы пришло предложение от трех сборных – Бразилии, Германии и Польши – поиграть в их составе, какой команде отдадите предпочтение?

– Германии.  Очень дружные они… 

– На табло счет 15:22 в пользу соперниц.  Какие мысли в этот момент в голове у замечательной Юлии?

– Ой, ну если соперник очень сильный, то доиграть партию и выиграть следующую.  А вообще надо бороться за каждое очко, отбросив всякие мысли о счете на табло.  Тогда и в счете подтянемся, а, может, и вытянем сет.

– При Вашей разносторонности что доставляет наибольшее удовольствие:  завоеванное очко на блоке, в атаке, или удачное действие в защите?

– Для меня больше всего радости доставляет добытое на блоке очко. Особенно, если закрыт лидер атак соперниц.

– Почему капитанская повязка в «Динамо» доверена именно Вам, новому игроку команды?

– Сама не знаю. Не ожидала этого.  Наверное, потому, что я четыре года была капитаном в Челябинске.

– Чему посвящаете свободное время?

– Мало его у нас.  А у меня к тому же есть семья – муж и ребенок.  Больше общаемся на расстоянии, по телефону. 

– Как познакомились с мужем, если у Вас мало свободного времени?

– В самолете и познакомились. Евгений – бывший челябинец и бывший спортсмен, но уже восемь лет живет в Москве. 

– Ребенок с ним в Москве или с родителями в Челябинске?

– Моя маленькая Ева пока в Челябинске, но после предквалификации в Калининграде мы заберем ее сюда. 

– Многие сборные жалуются на трудности длительного пребывания в Азии в ходе «Гран-При».  Чем заполняли личное время между турами?

– Я три книги брала на «Гран-При».  И фильмы тоже…  Люблю читать и смотреть детективы. 

– А что еще любите? К примеру, приготовить какое-то блюдо на кухне для мужа или гостей?..

– Так получилось, что кухня и кулинарное творчество были вытеснены у меня по жизни в сторону.  Просто времени не было и нет на это…

– Перейдем к моде.  Какой цвет больше всего нравится? 

– В одежде – черный.  Не то чтобы с головы до ног, но все-таки именно черному отдаю предпочтение.

Под конец нашей беседы, как говорится, планы на будущее.  Что ждете от Лиги чемпионов и пройдет ли наша сборная на Олимпиаду в Лондон?

– Я никогда не играла Лигу чемпионов.  Получается, что дебютантка…  А попадание на Олимпиаду – задача вполне решаемая. 

 

Беседовал Анатолий ПОЛЯКОВ 

Комментировать
Нравится
Страницы:   1 | 2 | 3 | 4