Женский волейбольный клуб «Динамо» (Москва) / Прямая речь

Прямая речь

VolleyballNews. «Белокурая арийка» с душой воина. Елена Година. Часть 4. Блог им. by4enjatina
25 мая 2013

Про современный волейбол: «Как толком расположиться в защите?»

— Состояние современного российского клубного волейбола. То, что происходит сейчас – это нормально? Это такая стадия развития, или все-таки стагнация?


— Нет. Стагнация под собой все же подразумевает какой-то регресс. У меня есть другой термин — застой. Вот его бы лучше употребить. Хоть это и синонимы, только мое слово русское. Каких-то суперталантов новых я все же не вижу, с ними нужно работать. И если у молодых девочек как-то хорошо получается в атаке, то нет никакой игры на блоке, в понимании тактики подачи, защиты, понимания комплекса игры… К сожалению, эти девочки попадают в профессиональные команды далеко не сразу. И поэтому большинство тех девчонок, которые заканчивают школу… в возрасте 16-20 лет лишь единицы доходят до профессиональных команд и попадают в хорошие руки. У нас вроде вот создана была Молодежная лига, но, к сожалению, мало кто относится к этой системе здраво. Как это было, скажем, у Карполя. Но у Карполя это единичный вариант! А поди создай это по всей стране. В Екатеринбург приезжали девочки со всех городов, а сейчас в каждом волейбольном центре нужно создать такую молодежную команду. Этого нет. У нас даже для главных команд до сих пор существует проблема тренировочных баз, залов, еще чего-то. Но комплексного подхода к переходу девочек из спортшкол в профессиональный клуб нет. Большинство теряется. Поэтому не стоит удивляться тому, что наша молодежь не блещет на юниорском уровне, да и на молодежном тоже, в отличие от тех же мальчиков.
Очень важно привлекать внимание к игре. Должны быть спонсоры, детские школы, спортивные сооружения, вместе с тем, какое-то внимание властей. Хотя спорт все больше уходит в коммерческую направляющую и далеко не государственные структуры должны заниматься организацией коммерческих клубов, где огромные зарплаты и прочее, потому что государство должно заниматься пенсионерами, инвалидами, детьми и многодетными матерями. У нас нет системности, а значит, нет стабильности. Нет стабильности – нет движения вверх.



Пресловутый вопрос о легионерах. Ну, не пускаем мы иностранок – хорошо. Но свои-то, русские, у нас не растут! Если лимит расширят, и иностранок будет три или четыре – это не означает, что ты эту квоту заполнишь – нет! Пожалуйста, играй русскими, если сможешь обыграть клуб с легионерами. Пожалуйста, найдите и выиграйте. Нет, не выиграете.

Мы подменяем понятия. Мы якобы не даем молодым игрокам играть – это неправда, мы даем. Но они не играют, вот в чем проблема. Потому что мы не обеспечиваем им возможность постоянно играть и соревноваться на соответствующем уровне, пока они не доросли до того, чтобы укрепить состав взрослой команды. Комплексность и системность – вот чему нужно учиться у Карполя, потому что этот момент у него налажен был отлично. И в европейских чемпионатах, и в том числе даже в нашем мужском, потому что почти все клубы имеют под собой очень хорошую базу подготовки молодежных команд, как в «Динамо», «Факеле», «Белогорье».

— Когда ты начинала играть, сам женский волейбол был другим? Сейчас он стал более походить на мужской?


— Действительно, стал. И появились такие игроки, которые обладают действительно быстротой, резкостью – тем, что характерно для мужского волейбола. Но мы все равно сбиваемся на игру на основного игрока. Строим игру под тех игроков, которые есть у нас. А вот у Карполя как раз наоборот: он игроков подбирает под свои схемы. И по сути, наш нынешний волейбол – это волейбол индивидуальных качеств игрока, а не игра команды. При этом модель Карполя мне не импонирует, это один из вариантов. Строить игру необходимо и учитывая способности каждого игрока, но все время и обучая его новому, своему видению игры. В совместном творчестве и понимании на мой взгляд залог успеха. А сейчас игроки, защищенные своим паспортом, лимитом на легионеров, не прогрессируют, не учатся. За ними высокий уровень заработной платы, агентская поддержка, при которой при неудачной игре, они все равно будут обеспечены командой и платой за свое мастерство, пусть и не самое высокое.

Вот простой пример: выходит игрок на подачу. На замену. Он, как правило, невысокого роста, коренастый – ну, вроде Филиппа Воронкова. Десять процентов вероятности, что он подаст эйс. У него есть две цели: первая – это максимально затруднить подачу, а вторая – достать мяч в защите. Он выходит в основном вместо центральных, которым трудно защищаться. У нас выходит девочка на подачу – подает. А как расположиться в защите она толком не знает! Не может сделать шаг в сторону мяча. Это такие мелочи, которые игроки знать обязаны. Обязаны знать и выполнять.

— Давай сменим тему. Где ты работаешь сейчас, расскажи поподробнее?


— Ну, сейчас у меня такая работа… многие скажут, что она неинтересна, но я не согласна. Мне она доставляет максимум удовольствия. У меня занимаются достаточно взрослые мальчики и девочки, которые приходят ко мне на занятия и практически с нуля, может быть, учатся владеть своим телом, отбивать мяч и вводить его в игру, как-то понимать ее. То, как искренне они благодарят меня за уроки, это дорогого стоит.

— Где ты преподаешь?


— Московский государственный университет приборостроения и информатики.

— Твои студенты, они знают, кто ты?
— Ну, не все знали, но сейчас уже все. Молва быстро расходится. Я преподаю у определенных факультетов и групп, в зависимости от расписания. В прошлом месяце у нас проходило первенство ВУЗа и приходили девчонки из других групп и факультетов, которые у меня не занимались. Вот они увидев меня, были в восхищении – кто-то занимался волейболом и узнал меня.

— Как ты проводишь свободное время?


— Знаешь, 9 мая мы с братом поехали смотреть салют, в Лужники. Приехали заранее – салют был в десять, а мы приехали где-то в половине восьмого. Атмосфера была сумасшедшая – салют до этого я видела только по телевизору, ну или с балкона издалека. Это было потрясающе! И вот первый раз, мне уже 35, я все это увидела так близко – и это был совершенно детский восторг! И мы увидели еще рядышком салют, который был на Поклонной горе…

Я люблю кино, причем неважно, где его смотреть – дома или в кинотеатре. Люблю авторское кино, хорошее русское кино. Театры сейчас редко посещаю – я бы не хотела это объяснять тем, что после университета у меня к ним некоторое отторжение или пресыщение ими. Но я хожу выборочно на то, что считаю действительно событием. Слежу очень внимательно за театральной жизнью, и выбираюсь, все же. Театры, постановки – часто даже одну и ту же пьесу бывает интересно посмотреть в разных постановках.
Сейчас я осваиваю гитару, играю в пинг-понг во дворе, в баскетбол — тоже во дворе. Компенсирую себе отсутствие детства (смеется).

— Ты хоккейный болельщик, насколько я знаю?


— Да, уже второй год, я болельщик московского «Динамо». Очень мне нравится эта игра, и сборную мне даже не столько было интересно смотреть, сколько вот болеть за «Динамо». И на будущий год я даже планирую купить абонемент и ходить на все-все домашние матчи.



— И ездить на выезды?


— Ну это вряд ли. Абонемент – это скорее вопрос удобства. Всегда буду знать, что у меня есть билет, что у меня есть место – а не обзванивать судорожно перед матчем знакомых и искать билет.

— А ведь это могла бы получиться неплохая рекламная компания для ХК «Динамо» — наша вип-болельщица Елена Година!


— (Смеется) Можно, конечно, но я как-то не люблю такого… Я не то что не люблю! Я бы с удовольствием! Но на самом деле никому не интересно, кто такая Елена Година и зачем ей хоккей. Поэтому я тихо куплю абонемент и буду наслаждаться игрой. Если уж кто-то сочтет нужным сделать подобную акцию, я буду очень рада принять в ней участие… А уж вип-болельщиков у Динамо достаточно. Я принимала участие в съемках фильма о ФК «Динамо» к 90-летию клуба и общества. Все же я – почетный динамовец. Вот это был прекрасный опыт, интересные люди, богатая история. Но самое приятное, что многие из футбольных болельщиков благодарили
меня за мои слова и участие в динамовском движении.

— Мужской волейбол. Увлекаешься?


— Мне очень нравится мужской волейбол. Правда, я смотрю его очень много и гораздо чаще, чем женский. Меня радует то, что там происходит, и вот здесь как раз видна системность и направленность, конечно, есть и то, что нужно улучшать. Но база есть, она построена, и она работает. Очень много талантливых молодых мальчиков, и они растут уже совершенно с другим пониманием игры. По сути, они играют в другой волейбол. Это прекрасно.

— Последний вопрос: Практически весь сезон ты была экспертом одного известного нам с тобой волейбольного портала. Расскажи о своих впечатлениях?


— Да какой из меня эксперт? Я уже много раз пыталась объяснить: в конкурсе прогнозов я пыталась вызвать какую-то дискуссию, чтобы люди обсуждали. Увидеть мнение людей, которые будут со мной спорить, объяснять свою позицию, защищать свою любимую команду и игроков, мне хотелось этого. И я это увидела, особенно на VolleyballNews. У вас очень интеллектуальные читатели, нет ни оскорблений, ничего негативного…

— Есть-есть, мы их трем!


— Ну мне-то попадались все очень адекватные и разбирающиеся в волейболе! (смеется) Мне было очень интересно с вами работать!

Нравится

Оставить комментарий:

Представьтесь, пожалуйста *

Ваш e-mail *

Ваш комментарий *

Введите указанное на картинке число *

Комментарии:

Laicee | 2017-06-06 02:27
That's a creative answer to a diuffcilt question
Taynara | 2015-12-23 02:23
Wowza, problem solved like it never hadpneep.
Sandro | 2015-12-23 02:04
For the love of God, keep writing these ariselct.
Андрей Николаевич | 2013-05-26 11:30
Да, совершенно верно, "наш нынешний волейбол – это волейбол индивидуальных качеств игрока, а не игра команды."

Это происходит потому, что тренерам (клубам) гораздо проще (быстрее) купить одного мега нападающего и набрать "подносчиков снарядов", нежели чем создать слаженную Команду, в частности, с учётом психологической совместимости отдельных игрков.
Именно в женском волейболе - медленном и высотном - такая схема пока прокатывает.
Хотя вероятность осечки очень велика: даже мега звёзды не железные, и бывают просто не их дни.

Почему плохо выстреливают молодые? Причина кроется в отсутствии специализированной, научно обоснованной психологической подготовки. Тут девушкам намного сложнее, чем юношам по целому ряду объективных причин.
Увы, игроков фактически натаскивают посредством огромного объема соревнований, тем самым вырабатывая стрессовую "толстокожесть". Помимо затрат времени такой подход приводит преждевременным травмам. А главное, чтобы выстрелить, надо играть, играть и еще играть. Причём на самом высоком уровне.

Если раньше волейбольная пирамада выдавала на гора достаточное количество талантов, чтобы из них отбирать психологически закалённых от природы, то теперь "система" даёт сбои.