Чемпионат России

16 ноября 2018 г.

Уралочка-НТМК (Свердл. обл.)
vs
Динамo (Москва)

Место проведения: СОК «Металлург-Форум» (Нижний Тагил, ул. Красногвардейская 61)
Начало: 15:30
Европейская Лига Чемпионов

21 ноября 2018 г.

Динамо МОСКВА (Россия)
vs
Фенербахче СТАМБУЛ (Турция)

Место проведения: ДС «Динамo» (м. Речной Вокзал, ул. Лавочкина 32)
Начало: 19:00

Вход в систему

Регистрация  Забыли пароль?

Пресса

Марина БАБЕШИНА: «МЫ БЫЛИ ВСЕ В СЛЕЗАХ, А КАРПОЛЬ ОБЪЯВИЛ ОБ УХОДЕ ИЗ СБОРНОЙ» .

06 ноября 2018

9 ноября стартует чемпионат России по волейболу среди женских команд. Фаворитом Суперлиги считается московское «Динамо», которое собралось в полном составе только в октябре. Связующая команды Марина Бабешина перед стартом турнира рассказала Team Russia практически обо всем, кроме… предстоящего чемпионата.

Сборные

– Вы пришли в «Динамо» перед началом прошлого сезона третьей связкой к Екатерине Панковой и Вере Ветровой. Сейчас ни Ветровой, ни Панковой в команде нет, но пришла Майя Огненович, только что ставшая в составе сборной Сербии чемпионкой мира. Готовы к конкуренции?

– Мне всегда нравилось наблюдать, как играет Майя. Будет очень интересно с ней вместе поработать, потренироваться, поиграть. А к конкуренции я готова всегда.

– Зоран Терзич вам не особо доверял. С новым главным тренером будете больше играть?

– На этот вопрос даст ответ сезон. Я просто делаю свою работу. А там уж он будет решать, что и как. Самое главное, чтобы команда добивалась результатов и решала те задачи, которые перед ней ставятся. Зорана Терзича хочу поздравить с большим достижением. Сборная Сербии заслуженно выиграла чемпионат мира. Они максимально использовали свои козыри. Хотя команда Италии была не хуже, а их диагональная девочка Паола Эгону меня очень впечатлила.

– А что вас удивило по итогам чемпионата мира?

– То, что не попали в «Финал шести» бразильянки. И американки на решающей стадии выглядели очень бледно. Честно говоря, ждала от них большего.

– Как можно оценивать выступление сборной России?

– Конечно, от нашей команды всегда ждут только медалей. На этот раз не получилось по ряду причин. Команду буквально накрыла целая череда травм как во время подготовки к турниру, так и по его ходу. Потеря Наталии Гончаровой очень сильно сказалась. Но я бы предложила рассматривать выступление российской сборной как становление новой команды. Видно было, как девчонки старались, отдавали все силы игре. У нашей команды есть будущее.

– За чемпионатом мира внимательно следили? И насколько сложно именно вам было смотреть матчи, а не участвовать в них?

– Следила по возможности – все-таки мы готовились к сезону, проводили игры Кубка России, жили по своему графику. Целиком матчи почти не удавалось посмотреть, только кусочки. Многие игры начинались рано, мне нужно было дочку в школу отводить. Если честно, муж тоже задавал мне вопрос, как я смотрю матчи со стороны. Пыталась обращать внимание на нюансы – как влияла акклиматизация, какие эмоции проявляли девчонки, как был сыгран тот или иной момент. Кто играет быстрее, кто медленнее, почему это происходит. Про участие в чемпионате мира – все справедливо, по прошлому сезону я не заслужила приглашения.

– За мужским чемпионатом удалось понаблюдать?

– Конечно! Очень переживала за мальчишек и расстроилась, что они не смогли побороться за медали. Всегда от сборной ждут побед или призовых мест, но в спорте не бывает так, чтобы выигрывали одни и те же. Я не понимаю оголтелой критики в адрес команды, которая раздавалась со всех сторон – разве ребята не старались, не выкладывались в каждой игре? Что-то получалось, что-то нет, но они уж точно не были равнодушными. Не получилось сейчас – получится на другом турнире. Обвинять проще всего, но мало кто задумывается, что хоть мужская, хоть женская сборные готовились все лето, жертвовали общением со своими семьями, близкими, друзьями.

Фортепиано

– Кто вас привел в волейбол?

– Я же из спортивной семьи. Папа – заслуженный тренер по спортивному ориентированию. Так что мое детство прошло в лесу на соревнованиях по ориентированию, ха-ха-ха. Тогда я и поняла, что бегать мне не нравится, именно долго бегать. Конечно, ориентированию меня папа научил, но мне это не особо нравилось. Мама работала на шинном заводе, а раньше же практически на каждом предприятии была команда по определенному виду спорта, вот она и играла в волейбольной команде. Однажды мы приехали за мамой после игры, и пока она переодевалась, папа мне мячик бросал. А я отбивала, как могла. Тут он и предложил пойти на волейбол, раз ориентирование не нравится. Я согласилась, и мы пошли записываться в секцию. Моим 1985 годом рождения занимался Кунышев Валерий Григорьевич. К нему и стала ходить заниматься.

– С удовольствием?

– Со слезами! Потому что в детстве я от родителей ни на шаг не отходила. Но Валерий Григорьевич сделал так, что я волейбол полюбила, и он стал моей жизнью.

– По мере того, как влюблялись в новую игру, чем-то еще параллельно не занимались?

– У меня есть старшая сестра. Она ходила в музыкальную школу, училась играть на фортепиано. Папа, кстати, тоже умеет играть. Естественно, меня тоже туда отправили, даже потащили на вступительный экзамен. Я сыграла пару нот и спела, после чего папа покраснел и сказал: «Извините нас». Потом повернулся ко мне и продолжил: «Марина, это не твое». Тем не менее, я два года ходила на музыкальный кружок. За это время выучила одно музыкальное произведение, называется «Ежик». Могу сыграть его и сейчас. Следом за сестрой я пошла и в кружок вышивки – оказалось, тоже не мое. Когда я следом за сестрой пошла в танцы и ушла после двух занятий, стало понятно, что от волейбола меня больше ничего не отвлечет.

– А она за вами никуда не ходила?

– Пыталась немного заниматься волейболом, но быстро ушла. Потом занималась модельным бизнесом, вышла замуж. Папа говорил про нас – одна красивая, другая спортсменка. Правда, сейчас утверждает, что мы это выдумали.

– Волейболистки легко находят себе молодых людей? Вы же все высокие, стройные.

– В волейболе девушки гармонично развиваются и как по мне, это один из самых женственных видов спорта. Но поиски молодого человека вряд ли можно связать с ростом и фактурой тела, это немножко другое. Тем более, в нашей стране более чем достаточно высоких спортсменов – тех же волейболистов и баскетболистов.

– Вы никогда не хотели бросить волейбол?

– Такие мысли, наверное, проскакивают у любого спортсмена, особенно когда что-то не получается. Но обычно эти мысли мимолетны и не остаются в памяти. А бросить команду я однажды хотела. Дело было в сборной уже после того, как с поста главного тренера ушел Николай Васильевич Карполь. Я звонила папе, звонила Карполю, рассказывала о том, как мне тяжело и что я хочу уехать со сбора. Они посоветовали потерпеть и убеждали, что все наладится. Так и произошло. Впоследствии вспоминала об этом, думала о причинах и поняла, что тогда все случилось из-за того, что я не играла. А я привыкла быть основной связующей.

Карполь

– Карполь, кстати, сравнивает игру связующей в волейболе с игрой на фортепиано.

– Это так. Возможно, те уроки в музыкальном кружке мне помогли, сделали пальцы более чувствительными.

– Когда вы познакомились с Николаем Васильевичем?

– В 2001-м. Я тогда училась в училище олимпийского резерва (УОР), играла в младшей команде «Уралочки», и мы приходили на тренировки первой команды. Смотрели на девушек, как на богинь – на Таню Грачеву, Лену Василевскую, Лизу Тищенко, Катю Гамову, да всю команду можно перечислить. Мы тихо-тихо по стеночке заходили в зал и смотрели на их тренировку. Тогда я и увидела Николая Васильевича в тренировочной деятельности так близко. Конечно, я видела его и раньше, когда во время матчей подавала мячи, но на тренировке это случилось именно в 2001-м.

– А когда он первый раз к вам обратился в своем фирменном стиле, что почувствовали?

– Наверное, страх какой-то, шок. На меня же в семье практически никогда голос не повышали. Но потом привыкаешь и понимаешь, а как еще он может нас подстегнуть? Особенно, когда поработаешь с другими тренерами. Мой муж всегда говорит, что в работе с женщинами-спортсменками без кнута не обойтись. Без пряника, правда, тоже.

– В чем выражались пряники Карполя? Про его кнут всем известно же.

– Чтобы это понять, нужно с ним постоянно общаться в обычной жизни. Посмотреть, как он ведет себя, когда к нему подходят дети. Николай Васильевич в эти мгновения – самый добрый в мире дедушка. Но он может и во время игры похвалить, он очень тонкий психолог. Невероятно, как он чувствует игру и игроков. Спустя годы понимаешь, почему он на тебя голос повышал, а на кого-то – нет. Да потому, что от того криком все равно ничего не добьешься, а тебя это может взбодрить и настроить. И обычные слова на тебя не подействуют. Карполь всегда знает, кого по голове погладить, а кого приструнить.

– Можно сказать, что именно Николай Васильевич слепил ту Марину Шешенину, которую все знают?

– Именно он открыл мне дорогу к большим достижениям и довел до того уровня мастерства, который позволял быть основным игроком клуба и сборной. Я до сих пор не понимаю, как можно было взять 19-летнюю волейболистку основной связующей на Олимпиаду. Но Николай Васильевич доверил мне эту роль. Сказалась, наверное, и поддержка девочек из национальной команды, ни одна из которых не сказала в мой адрес ни слова упрека. Но слепили меня все же родители, а любовь к волейболу, несмотря на тягу к фортепиано, привил Валерий Кунышев.

Олимпиада

– Если вернуться к той Олимпиаде в Афинах. По нынешним временам серебро – это было бы круто. Но тогда играла команда Карполя…

– … Который не признавал и не признает других результатов, кроме первого места. Для нас поражение в финале стало трагедией. Папа и муж мне говорят, что олимпийское серебро – высочайший результат, а во мне до сих пор горечь сидит от того финала. От победы нас отделяло два очка, всего два очка! Ну и помнят всегда чемпионов, а не тех, кто проиграл в финале.

– Что тогда после игры сказал Карполь?

– Мы все были в слезах, а он объявил об уходе из сборной. Николай Васильевич тогда даже отпустил нас в Русский дом, в котором мы до этого за время Олимпиады не были. На два часа нам разрешили отлучиться. Там нас поздравляли с медалями, а мы ходили с опущенными головами, ведь мы проиграли.

– Для вас финал с Китаем стал самым запоминающимся матчем в карьере?

– Лично мне больше вспоминается полуфинал с Бразилией, который мы вытянули со счета 19:24 в четвертом сете, а на тай-брейке победили. Та игра навсегда в память врезалась. А финальный матч с Китаем не может забыться. 23:21 в четвертом сете, вот она уже победа, но…

– В 2006-м вы в составе сборной России стали чемпионкой мира. Тот турнир не таким ярким получился в плане воспоминаний?

– Тогда я не была основной связующей, выходила на замену. Понятно, что каждый из игроков внес свой вклад в итоговую победу, и вообще волейбол – командная игра. Но воспитание, когда тренер-максималист Николай Васильевич Карполь всегда учил, что нужно постоянно быть в игре, в основном составе, стремиться к победе, не позволило тому турниру стать ярким воспоминанием для меня. После Пекина, где мы проиграли в четвертьфинале, Катя Гамова сказала что-то вроде, что играла на двух с половиной Олимпиадах – вот это то самое воспитание. В спорте нужно быть максималистом.

Медали

– Медали с Олимпиады и чемпионата мира хотя бы иногда рассматриваете?

– Летом ездила к родителям, взяла их в руки и поняла, что нужно пересматривать свое отношение к прошлому. Многие игроки к такому стремятся всю жизнь и не добиваются. Они буквально согрели мне руки.

– Почему эти награды у родителей хранятся, а не у вас?

– Когда я выходила замуж, мне папа сказал: «Медали Шешениной будут храниться у нас, а Бабешина пусть себе новые зарабатывает». И добавил, что когда мы определимся окончательно, где наш дом, где будет специальный уголок для медалей, он награды не отдаст. Так что он не отдает, да и мне не хочется их забирать. Пусть пока так, а когда я сделаю, как Катя Гамова, у которой дома настоящий музей с наградами и кубками, тогда папа их привезет.

– А где ваш дом – в Москве или Екатеринбурге?

– Сложный вопрос для нас с мужем. Все в плане обсуждения. Он работает в Сургуте тренером, я играю в Москве. Получается, что где дочка – там и дом пока. А дочка пошла в первый класс в Москве.

Дочка

– Уже почувствовали себя мамой первоклассницы?

– Конечно, я даже на нескольких родительских собраниях присутствовала, водила ее на 1 сентября, была очень горда. Она пошла в школу с огромным букетом цветов, в белой блузке и синей юбке. Дочка мне перед линейкой дала строгий наказ.

– Какой?

– «Мама, ты только не заплачь». И всю линейку за мной следила. А я смотрела и думала о том, как же она быстро выросла… Ее просьбу исполнила! Слезинку пустила, но она не заметила.

– Получаете удовольствие от ее учебы?

– Да, мне очень интересно. У нее свои мысли, суждения, взгляды на жизнь. Я очень люблю проводить с ней время. Наверное, как и любая мама. С нетерпением жду того, когда им уже начнут задавать домашние задания, чтобы делать их вместе. Пока все то немногое, что им задают, она успевает сделать в школе – все ей легко дается. У меня, кстати, в школе тоже проблем не было.

– Вы видите ее спортсменкой в будущем?

– Честно? Нет. Я не против, но и не за. Пусть сама делает выбор. Пока мы просто знакомим ее с тем, что в жизни есть не только спорт, но и музыка, и изобразительное искусство, и танцы, и рукоделие, и многое другое. Главное, чтобы она была здоровым и счастливым человеком.

Источник: TeamRussia