Новости

15 лет без крепостных.

18 апреля 2020
15 лет без крепостных.

  Прочитав интервью вице-президента ВФВ и главного тренера волейбольного клуба "Уралочка" Николая Карполя для РИА Новости, мы невольно вспомнили строки из мемуаров Екатерины Гамовой "Game over. Волейбол продолжается". Предлагаем вашему вниманию оба материала для сравнения и размышлений. 

Карполь: крепостных нет, волейболистка Романова может уйти из "Уралочки".

Крепостных сейчас нет, волейболистка сборной России Татьяна Романова действительно может покинуть "Уралочку" при соблюдении условий расторжения контракта, сообщил РИА Новости главный тренер команды из Свердловской области Николай Карполь.

По информации РИА Новости, Романова изъявила желание покинуть "Уралочку". Ранее сообщалось, что связующая сборной России в следующем сезоне продолжит играть в команде Карполя.

"Крепостных у нас нет, конечно, Романова может покинуть "Уралочку" при соблюдении условий расторжения контракта. Если какой-то клуб найдет ресурсы, он может забрать игрока. Она обратилась ко мне, что хотела бы уйти. Ее пожелание мы можем рассмотреть в мае, сейчас же никто не работает. Сейчас у Романовой действующий контракт на следующий сезон, она на данный момент игрок "Уралочки", - сказал Карполь по телефону.

"Я не вижу трагедии в уходе игроков, это естественный процесс. Пусть уходят, если они действительно продолжат свою подготовку в других командах. Должно быть понимание ситуации, на первом месте должны быть интересы российского волейбола. Главная задача клубов — подготовка игроков, а это многолетний тренировочный процесс. Нужно самим готовить игроков. А у нас сейчас в волейболе определяющим является комплектование команды. "Уралочка" по-прежнему будет руководствоваться подготовкой игроков для российского волейбола", - добавил главный тренер "Уралочки".

Екатерина Гамова «Game over. Волейбол продолжается».

Первые мысли об уходе из «Уралочки» появились в тот момент, когда нас стали заставлять переписывать контракты. Мы были оформлены как индивидуальные предприниматели. Спасибо, нашлись знающие люди, которые подсказали: если подпишем эти соглашения, то никогда в жизни не сможем их разорвать. Работодатель получает над тобой полную власть…

   Честно скажу: стало страшно. Все-таки ты уже не маленькая девочка, которая готова подписать любую бумажку, не читая. Тебя, повзрослевшую, заставляют подписать контракт сроком на 10 лет. То есть, по сути, обязуют посвятить всю карьеру одному клубу, причем за очень небольшие деньги… Я и несколько других девчонок из «Уралочки» зажали в углу клубного юриста. Он, конечно, помялся, но в итоге его слова подтвердили наши худшие опасения…

   Если, не дай бог, травма – кому ты тогда станешь нужна? Тем более что у нас перед глазами был грустный пример Жени Артамоновой, у которой возникли проблемы со спиной…

 Причем в случае этой гипотетической травмы ты оказывался не только, по сути, безработным, но и нищим. Потому что финансовые условия наших контрактов, как я уже сказала, не являлись пределом мечтаний. Очень, очень мягко говоря.

 Но все равно причина была не в деньгах. Все-таки возможность распоряжаться собственной судьбой самостоятельно – это очень хорошая и правильная возможность. А нас хотели этой возможности лишить. Причем весьма нехорошими методами.

 Чуть позже я узнала, что два игрока «Уралочки» уже самостоятельно изучают варианты, как уйти из клуба – Таня Горшкова и Наталья Сафронова. После этого я и Настя Беликова тоже решили работать в аналогичном направлении. Для начала приняли для себя принципиальное решение – контракты эти в любом случае не переподписывать.

 Для Карполя это стало сюрпризом. Он дал нам соответствующие бумаги на подпись в Японии, когда мы находились в расположении сборной. Помню, я зашла к тренеру в номер и разрыдалась… Естественно, подписывать ничего не стала. Он, конечно, был немножко ошарашен всей этой ситуацией, разволновался. С его стороны ведь это как выглядело? Заходит игрок в комнату, видит на столе контракт и начинает плакать навзрыд…

   Карполь долго выяснял, что у меня случилось. Может, в семье какие-то проблемы, еще что-то? В итоге сказал: «Ладно, иди успокойся, потом договорим».

   После этого случая на какое-то время нас с этими контрактами оставили в покое. Но было уже понятно, что необходимо найти людей, которые смогут нам помочь. Потому что за Карполем сила, он правит федерацией. А мы, по сути, одни. Беззащитны и никому особенно не нужны.

   К кому обращаться – непонятно. В Японии с нами был Владимир Леонидович Паткин, спросили совета у него. Он честно признался: в федерации нам никто не поможет.

 В итоге Таня и Наташа поехали играть в Одинцово. Им поступило конкретное предложение, они с радостью согласились.

 А мы с Настей находились на распутье и не знали, куда деваться. Тем более в Одинцово мы не могли идти по этическим соображениям: еще раньше договорились между собой, что не можем все вместе вчетвером переходить в один клуб, чтобы не конкурировать друг с другом за место в основе.

* * *

   Потом нам сказали: вам поможет только Москва. Потому что «Динамо» – это единственная структура, которая никак от Карполя не зависит.

Мой изначальный контракт был подписан на 14 лет. Я знала, что в суде его можно оспорить. Но сами, без посторонней помощи, выстоять против Карполя мы бы не смогли.

И тут, к счастью, возник клуб «Динамо» Москва. И несмотря на то что его руководители – это бывшие руководители «Динамо» из Московской области, к Карполю он отношения больше не имел. Тем более что для дирекции динамовского клуба я за год, проведенный вместе, являлась не чужим человеком. Еще и Лиза Тищенко по секрету сказала, что тренером станет Ирина Кириллова…Был еще один очень сложный и тяжелый разговор с Карполем. Он приехал на сборы национальной команды, на которые изначально приезжать не планировал. Говорил все о том же. Мол, клуб меня воспитал, научил играть в волейбол, сделал игроком сборной. Говорил, что я предательница. Что ж, пришлось себя пересилить и выдержать этот нервный диалог.

   Потом, конечно, всевозможных неприятных моментов тоже хватало. Например, когда я пришла в «Уралочку» забирать свою трудовую книжку, меня и пугали, и рисовали не самые радужные перспективы. В итоге сказали примерно следующее: «Отдадим трудовую книжку только в обмен на ключи от квартиры».

 Там смысл в том, что в одном из пунктов контракта было прописано: «Гамова на протяжении трех лет является арендатором квартиры, а потом эта недвижимость переходит в ее собственность». А эти три года на момент конфликта еще не истекли. Великанов угрожал, обещал, что выкинет вещи моей мамы на улицу… Мама – молодец, не растерялась, сказала: «Пожалуйста, вперед, приезжайте, выбрасывайте. Я в ту же секунду обзвоню все газеты и телеканалы, чтобы тоже приехали. И показали всей стране, как «Уралочка» обращается с заслуженным мастером спорта». 

Руководство московского «Динамо» в какой-то момент напрямую вышло на Карполя. И лично ему предложило выплатить отступные, чтобы меня оставили наконец в покое. Он в ответ заявил, что подготовка Гамовой обошлась ему в … И назвал какую-то космическую, нереальную цифру.

 В ответ Николаю Васильвичу сказали: «Без проблем, мы выплатим вам эту сумму. До последней копейки. Если вы нам взамен предоставите все чеки, чтобы было понятно, как именно подготовка одного игрока стоила для вас таких колоссальных денег».

Естественно, после этого диалог сошел на нет. И вопрос решался уже судебным порядком.

(Стиль и пунктуация авторские)

Генеральный партнер
ПАО АКБ «АВАНГАРД»ПАО АКБ «АВАНГАРД»
Ведущие партнеры
ООО "Газпроминвестхолдинг"ООО "Газпроминвестхолдинг"
ОАО "Северсталь"ОАО "Северсталь"
ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ФГУП "Рособоронэкспорт"ФГУП "Рособоронэкспорт"
ОАО «Центральная ППК»ОАО «Центральная ППК»
ПАО «СОВКОМБАНК»ПАО «СОВКОМБАНК»
ОАО «НОВАТЭК»ОАО «НОВАТЭК»
АО "Вертолеты России"АО "Вертолеты России"
ОАО «Военно-страховая компания»ОАО «Военно-страховая компания»
Российская корпорация средств связиРоссийская корпорация средств связи