Пресса

«На ОИ просили переводчицу купить японские конфетки». Генменеджер сборной Соколова — о пузыре, Федоровцевой и Евро

02 сентября 2021

Любовь Соколова дважды выигрывала чемпионат мира и Европы, а также привозила серебряные медали с Игр в Сиднее и Афинах. В 2018 году она завершила спортивную карьеру, но осталась в волейболе в качестве генерального менеджера краснодарского «Динамо». Вскоре после этого перешла на работу в спортивное агентство «Волей Сервис», а под конец 2019-го получила предложение войти в состав сборной России. Теперь Соколова делает так, чтобы наша женская команда не отвлекалась ни на что, кроме волейбола.

Ниже — интервью с генменеджером о самых важных моментах этого сезона. Обычно они остаются за кадром для болельщиков, которые оценивают выступление команды только по отдельным играм, но откровенность — еще одна черта, присущая Соколовой. Она честно рассказала Sport24 обо всем.

— Не все относились к чемпионату Европы, который стартовал почти сразу же после Олимпиады, позитивно. Как вы думаете, надо было организаторам переносить турнир на другие даты?

— До сих пор есть непонимание, как так можно было создать календарь, что после приезда с Олимпийских игры ты через неделю должен уже уезжать на чемпионат Европы. Это сказалось и на командах, и на игроках, поэтому пришлось делать некоторые изменения.

Этот сезон вообще очень сложный. Нужно постоянно находиться в закрытом помещении, а это тяжело. С психологической точки зрения — двойная нагрузка. Вопросов тут много, а ответов пока не существует. Мы люди неподневольные, поэтому делаем так, как сказали. Максимально стараемся приспосабливаться ко всей этой ситуации, организовывая спортсменкам комфортный быт, переезды, отдых. В общем, крутимся, как и все сейчас.

— За время, что вы находитесь в постоянной изоляции, еще ни у кого из волейболисток не было психологических срывов?

— Психологических срывов не было. Мы не прибегали к помощи психиатров и психотерапевтов. Команде с самого начала говорили: «Девочки, поймите, что нужно привыкать к сложившейся ситуации: это продлится долго». Поэтому все были настроены, терпели до конца. Срывы же обычно происходят в конце, а не в середине. Думаю, мы на грани этого (смеется). Все впереди еще!

— 24 команды — перебор?

— Хорошо, что мы не играем со всеми. Будет видно, когда этот турнир закончится. Если посмотреть на игру в группе, понятно, что не у всех команд была одинаковая возможность тренироваться. Например, Азербайджан собрался только перед началом чемпионата Европы, а Италия могла готовиться весь сезон и не прерываться. Это все понятно.

Видно, что уровень очень слабый. Такие игры и такой волейбол не совсем хороши для топовых команд: легче получить травмы, чем научиться играть. В нашей ситуации это хорошо, потому что у нас много молодых игроков. Даже легкие матчи, если так можно сказать, для них это особый этап практики, которая необходима, чтобы стать большими игроками.

— Впервые за долгие годы в обойме нет ни Наталии Гончаровой, ни Ирины Фетисовой, ни Ирины Королевой. Это непривычно?

— Я до этого не была в такой ситуации, потому что не так давно нахожусь с командой. Могу сказать, что все мы когда-то меняемся, завершаем карьеры или не присутствуем на тех или иных турнирах. Это жизнь, это нормально. Думаю, что это больше непривычно для болельщиков: эти фамилии звучали всегда. Их нет, и, наверное, им как-то пусто. У нас же идет работа по воспитанию тех игроков, которые есть в команде прямо сейчас.

— Многих волнует вопрос, почему в сборной нет Татьяны Романовой?

— Татьяна приехала на сбор, но из-за травмы не поехала на Лигу наций. Потом она была тоже не подготовлена, чтобы получить вызов в сборную. В итоге было принято решение, что в этом году Татьяна восстановит здоровье, начнет играть за клуб, а мы посмотрим.

В этом сезоне было много игроков, которые говорили, что не могут выступать за сборную из-за определенных травм.

— В заявку на Евро можно было включить 14 игроков, но мы привезли только 12. Почему?

— Были игроки, которые приехали на сборы, но не могли тренироваться в полную силу. Хотя какие там тренировки. На это почти не было времени. Надо было приехать, размяться и поехать на чемпионат Европы.

— Серджио Бузато говорил, что везет молодежь в Сербию для проверки перед предстоящим чемпионатом мира: команде нужен резерв. После группового этапа для вас есть игроки, в которых вы не сомневаетесь?

— Команда радует: те проигрыши, которые у нас были, показали, что все те, кто здесь, приехали не просто так. Это люди, объединенные желанием играть, побеждать и прогрессировать.

Формирование команды идет не за неделю-две. На это нужны годы. Этот групповой этап показал, что у нас есть резерв. Много достойной молодежи осталось в России, которую мы будем привлекать для того, чтобы была скамейка и скамейка для скамейки. У нас для этого все есть.

Что касается конкретных личностей, все девчонки нам знакомы. Они играют в российском чемпионате и всегда находятся на виду. Все те, кого мы привлекали и привлекли сейчас, оправдывают ожидания.

— Обсуждали с командой как-то тот негатив неверия в молодой состав, который образовался еще до начала турнира?

— Наши игроки находятся в идеальных условиях. Волейболисты настроены заниматься своим делом, поэтому от всего остального они ограждены. Все вопросы, касающиеся организационных, моральных и психологических моментов, решаются тренерским и медицинским штабом.

У нас ведется работа над тем, что нет ничего страшного в неопытности и молодости. Играть даже против титулованной Сербии не должно быть страшно. Мы даем им понять, что все возможно. Это помогает девчонкам спокойно выходить на площадку. У них все хорошо.

— То есть вы принимаете весь удар на себя?

— Для этого мы и работаем. Им же нужно заниматься волейболом, думать о волейболе, любить его и хорошо играть.

— Главная звезда команды прямо сейчас — 17-летняя Арина Федоровцева. У нее толком не было возможности отдохнуть. Она выдерживает такую сумасшедшую нагрузку сейчас, потому что еще молода?

— У нас очень много рассказывается об Арине Федоровцевой. Безусловно, это феноменальный человек и игрок, у которого есть большое будущее. Видно, что она с каждой игрой становится все лучше. Но я не могу сказать, что Арина сейчас является звездой. Звездами становятся, когда делают все, всегда и правильно. Арине еще нужно этого достичь.

У нас есть и другие звезды, как вы их называете, но сейчас они для меня неограненные алмазы. Их еще нужно сделать красивыми.

Арина устала: на нее свалилась психологическая и моральная нагрузка, еще и постоянное общение со СМИ. Безусловно, она устала. Я не думаю, что у нее этого нет. На молодости ли она все выдерживает? Конечно. Мы в молодости все бесшабашные: знаем, что все пройдет и будет хорошо. Нам просто нужно сделать, чтобы ей было спокойно. Лишний пресс Арине точно не нужен.

— Заметно, что к команде приковано особое внимание, и не только на этом чемпионате Европы. Как ограждаете игроков от этого?

— На Олимпиаде было хорошо: там ни один журналист, ни один телефонный звонок не проходил без согласования с нашим пресс-атташе.

Сейчас гораздо больше возможности пообщаться с игроками, узнать что-то индивидуально. Команда, приехавшая сюда и показавшая уже какой-то результат, вызывает повышенный интерес. Поэтому все общаются и разговаривают. Думаю, что девчонки сами принимают решение, с кем общаться, а кому отказывать. Это часть работы, которая необходима. К ней нужно относиться спокойно и терпеливо.

— Позиция связующей. На ваш взгляд, Полина Матвеева достойно подменяет опытную Евгению Старцеву на турнире?

— Этот вопрос больше адресован к тренеру: если Полина справляется с тем, что доносит до нее тренер, тогда он будет больше ей доверять, давать возможность играть. Раз Полина сейчас находится на площадке, думаю, она справляется с этим. У Жени появилась достойная замена, хотя она в любой момент может выйти и спасти команду, помочь ей или дать то, чего Полина пока не может. Здесь два возраста, две категории игроков, которые дополняют друг друга.

— Вы говорили о проблемах с приемом, но еще можно заметить, что команда почти не играет первым темпом. Как так вышло?

— Прием — слабое место, которое можно наработать и натренировать. Первый темп же часто не используется из тактических соображений. Иногда есть указание, когда нужно пасовать первому темпу. Здесь все зависит от соперника. Понятно, что мы должны играть в свой волейбол, но есть ситуации, которые обязывают приспосабливаться к оппоненту. Поэтому и происходят такие колебания.

— Как оцените групповой этап чемпионата Европы?

— Мне гораздо легче играть, чем наблюдать за происходящим с трибуны.

Считаю, что матч с Бельгией получился лучшим на групповом этапе для сборной России. Мне показалось, что стрессовая ситуация, которая присутствовала в игре, была больше, чем во встрече с Сербией. Там мы провели время продуктивно, наработали много моментов, с которыми не сталкивались. С Сербией же было больше характера и стремления доказать, что мы тоже можем что-то.

— В 1/8 финала на 99 процентов все были уверены, что нас ждет встреча с Хорватией. В итоге играли с Белоруссией. Это стало неожиданностью?

— Это волейбол. Бельгия не обошлась без травм, поэтому не смогла показать ту игру, которую демонстрировала против нас. Франция же собралась. В женском волейболе прогнозировать что-то даже за час до игры — невозможно.

Белоруссия на старте турнира не особо себя проявляла, а последние два матча провела отлично. Играть со своими в плей-офф — спокойно.

— И как вам матч? Получилось очень интересно.

— Это было ожидаемо. Мы предполагали, что будет именно так. Готовились к упорной борьбе с Белоруссией. У нас еще молодая команда, поэтому хорошо, что игра была такой ритмичной и наши девочки все выдержали. Хорошо, что все закончилось именно так. Теперь готовимся к следующей встрече.

— Вы стали генменеджером сборной в феврале 2021-го. От кого поступило предложение?

— В конце прошлого года. Первая инициатива была от Серджио Бузато. Мы говорили с ним лично. После этого федерация со мной пообщалась.

Честно, я не могла отказаться. Я пробыла в волейболе 30 лет. Это моя жизнь. Больше времени было здесь. Когда мне предложили, я понимала, что должна это сделать, если могу.

— Семья спокойно отпустила?

— Семья была в шоке. Муж был на моей стороне и сразу сказал: «Нет других вариантов: ты должна быть там, если есть необходимость». Поэтому я стараюсь, чтобы они были поближе со мной. Это получается.

— Вы говорили, что ставите для себя задачу — создать команду, которая будет добиваться высоких результатов. Сколько на это потребуется времени?

— Сколько усилий мы будем прилагать. Это не за неделю, месяц или два. Хорошая подготовка и желание приносят свои плоды. Главное — отдаваться в полную силу. Нужно верить в команду, в людей, с которыми ты работаешь.

Вот мы сейчас работаем здесь этой командой, и уже есть какое-то маленькое крылышко, которое пробивается. Ты видишь, что есть скачок. Болельщикам и любителям этого может быть не видно: много критики, осуждений. Но это нормально. Для нас же любое небольшое достижение — как первый шажок ребенка, его переворот с живота на спину. Этому очень радуешься. В такие моменты понимаешь, что движешься в правильном направлении.

— В команде нет психолога, но вам ли не знать, как настроиться на нужный лад, когда не все получается. Признавайтесь, вы в раздевалке и на тренировках выполняете функцию ментального коуча для девочек?

— У меня нет такого образования (смеется). Могу только применить волейбольное словцо. Плюс примеры из своей практики, из тех ситуаций, которые были у меня: все повторяется. Думаю, что это помогает девчонкам. У них же все так же, как и у нас.

— Какой командный дух у нынешней сборной? Мотивационные фильмы? Тимбилдинги?

— Серджио пытается делать какие-нибудь мероприятия. Сейчас, увы, трудно что-то предпринять. Да, мы пытались заказать в Италии пиццу, в Токио просили нашу переводчицу купить какие-нибудь японские конфетки, чтобы порадовать себя. В большинстве случаев все просто пытаются отдохнуть.

— Когда волейболисток спрашиваешь, что будете делать в дни без матчей, они говорят о просмотре сериалов, чтении. Вдохновите их чем-то из вашего опыта, когда наступит будущее без ограничений.

— Когда закончат с волейболом, тогда и будет светлое будущее (смеется). Правда, не знаю, будет ли оно светлое. После завершения ты думаешь: «Пришел тот момент, когда ты можешь делать все, что хочешь». Вот только очень быстро начинаешь скучать по тренировкам и играм. Это же жизнь. Если ты выбрал такой путь, вряд ли увидишь недостатки.

— Чем вы больше всего гордитесь за те месяцы, что провели со сборной, и что хотите воплотить в реальность?

— Гордиться нечем. Я бы сказала, что горжусь результатом, которого мы достигли, но пока его нет. Мне бы хотелось плодотворной работы и медалей. У нас ведь вся работа заключается в наградах. Как поработаешь, такого цвета медаль и получишь.

Источник: Sport24

Генеральный партнер
ПАО АКБ «АВАНГАРД»ПАО АКБ «АВАНГАРД»
Ведущие партнеры
ООО "Газпроминвестхолдинг"ООО "Газпроминвестхолдинг"
ОАО "Северсталь"ОАО "Северсталь"
ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ФГУП "Рособоронэкспорт"ФГУП "Рособоронэкспорт"
ОАО «Центральная ППК»ОАО «Центральная ППК»
ПАО «СОВКОМБАНК»ПАО «СОВКОМБАНК»
ОАО «НОВАТЭК»ОАО «НОВАТЭК»
ОАО «Военно-страховая компания»ОАО «Военно-страховая компания»